Как помочь детскому дому?

Как помочь детдомовскому ребенку?

Обыватель, насмотревшись всего этого, думает: «Помогу-ка и я детишкам!» И тащит в ближайший детский дом вещи и игрушки своих выросших детей. Или, узнав у директора счет, перечисляет туда деньги. А то и просто передает эти самые деньги из рук в руки директору.

Поверьте, такие «пожертвования» детскому дому не нужны. Иное дело — крупные предприятия, взявшие шефство над конкретным детским домом. В моем городе многие предприятия имеют подшефный детский дом: приезжают, делают ремонт, покупают технику, устраивают детишкам праздники.

Что же тогда делать простому человеку, у которого «защемило» сердце и захотелось сделать что-либо для детей-сирот?

Идите к этим детям и общайтесь с ними! Это самое лучшее, что вы сможете сделать. Я знаю, о чём говорю: детишки живут в неплохих условиях, пусть без изысков, но накормлены, да и голыми они не ходят. На содержание каждого детдомовца государство выделяет приличную денежную сумму. Каждый год (как правило, в начале сентября) им выдается полный комплект одежды и обуви, начиная от нижнего белья и заканчивая зимними вещами. Так что они накормлены, одеты, обуты… Но как же они одиноки среди толпы себе подобных!

На группу из 8−15 человек положены два воспитателя, которые, как правило, работают через день. За рабочий день им надо: разбудить, накормить, отправить на учебу, сдать вещи в стирку, сделать со всеми уроки (а если группа разновозрастная?!), провести какое-нибудь занятие-мероприятие, вывести на прогулку… А поговорить? С каждым? В отдельности? Заглянуть каждому в душу? Шутите! На такое времени уже не остается.

Вот и растут детдомовские дети настоящими социально не адаптированными дикарями. Да и где адаптироваться этому ребёнку? Поесть ему три раза в день приготовят, одежду выдадут, иногда в кино сводят или на экскурсию. Престарелых дедушек-бабушек, за которыми надо присматривать, нет, младших братишек-сестренок нянчить никто не заставляет, умных бесед о распределении семейного бюджета или куда лучше поехать отдохнуть в отпуск при нём тоже никто не ведет.

В результате на выходе из детского дома они получают выходное пособие, которое тут же тратят на шикарные мобильные телефоны и дорогую еду, а через пару месяцев возвращаются в детский дом и со слезами просят взять их обратно. А не положено! Конечно, воспитатели из жалости их подкармливают…

Как же решить эту проблему? А никак! Её надо не решать, а предупреждать! У нас в стране сейчас действует масса программ по устройству детей-сирот в семьи. Но это очень ответственный шаг, и на него можно пойти, только тщательно всё обдумав. К тому же, нужно согласие всех членов вашей семьи.

Гораздо проще и доступнее — ходить в гости в детский дом. Выберите подходящий вам, и лучше, если детишки там будут школьного возраста. Почему? Все просто: у нас в стране детские дома делятся на три возрастные категории:

от 0 до 3−4 лет;
с 3−4 лет — до школы;
школьные.

Так вот, те, которые для малюток, находятся в ведомстве Минздрава, и туда вас без специальной медкомиссии даже на порог не пустят.

Ходить к детишкам дошкольного возраста очень тяжело морально: они на всех кидаются, кричат «Мама!». И глазенками побитого щенка заглядывают вам в глаза.

Со школьниками проще. Им уже хоть что-то можно объяснить. С чего начать? Лучше всего подойти к социальному педагогу детского дома. Она вам подскажет, какую группу меньше всего посещают различные «спонсоры». После этого поговорите с воспитателем этой группы (пока без детей). Узнайте, что можно принести к чаю, каких игрушек или учебных пособий не хватает.

Приходите, говорите, расспрашивайте о жизни, рассказывайте, читайте книги, смотрите фильмы и обсуждайте их, мастерите поделки. В общем, делайте то, что обычно стараетесь сделать с родными детьми.

А если вас, таких сердобольных, соберется целая компания, или вы довольно состоятельный человек, организуете детишкам экскурсию, выезд на природу, культпоход в цирк, кинотеатр или театр.

Лучше, если такие акции станут не разовыми, а более-менее регулярными, хотя бы раз в пару месяцев.

Но вдруг случится так, что какой-нибудь мальчуган или девчушка вам понравится особенно. Тогда вы вполне можете принять более глубокое участие в его судьбе.

Детдомовского ребенка можно брать к себе домой на выходные, праздники или каникулы!

Правда, для этого надо оформить кое-какие документы, так называемую «гостевую визу». С бумагами придется немного повозиться: обследование жилищных условий, ваша медкомиссия и ещё характеристика от участкового милиционера. Оформляется гостевая виза в разных регионах на разный срок: от 3-х месяцев до года.

Но зато ребенка, взятого «по гостевой», вы сможете научить переходить дорогу, пользоваться общественным транспортом, делать покупки в магазине. Поверьте, когда вы учите 9−10-летнего ребенка определять время по часам или объясняете, что можно купить на сто рублей — у вас возникают абсолютно новые, неописуемые ощущения, ведь ваши родные дети в этом возрасте всё это воспринимают как само собой разумеющееся.

Только помните — ребенок, которого вы хоть раз пригласили к себе в дом, будет надеяться, что рано или поздно вы его заберете насовсем. Так что, прежде чем что-либо предпринимать, всё ещё раз хорошенько взвесьте. Ведь человеческая судьба — это не игрушка. А этих детей уже один раз предавали.

И ещё (ложка дёгтя): в детских домах живут отнюдь не ангелы, эти дети могут быть склонны к воровству, алкоголизму, бродяжничеству и т. д.

Так что думайте, дамы и господа, думайте! А те, кто действительно захочет помочь детдомовскому ребенку, всегда найдет способ, как это сделать.

Теги: детский дом, современность, милосердие, Россия, помощь, дети

Наставник для детдомовца: как это работает

В каких ситуациях детям в детских домах нужна поддержка значимого взрослого, кто может стать наставником и как это работает — рассказывают руководители наставнических проектов

«Как правильно делать покупки»

Тебе 18, теперь ты один

Ты живешь в детском доме. Вокруг полно народа: воспитатели, дети, волонтеры, гости. О тебе заботятся, тебя обслуживают, развлекают. И вот пришел день, о котором ты мечтал: «Буду, наконец, самостоятельный, буду жить в своей квартире!». Тебе исполняется 18 лет, и тебе говорят: «Все, ты переезжаешь».

Сначала выпускник московского детского дома переезжает в центр постинтернатного сопровождения, в квартиру с минимумом мебели и посуды. Здесь он живет, пока не получит собственное жилье.

Воспитатель тебя привез с вещами и ушел. Все! Ты один! Не знаешь ни соседей, ни кого-то еще вокруг. Некому позвонить. Нет друга, который бы пришел и отметил с тобой новоселье. Это колоссальное одиночество. В этот момент особенно нужен наставник, взрослый друг.

Тебя не взяли в семью, теперь ты один

Подросткам нужна помощь и забота

Будем честны: не все мы можем разобрать детей из детских домов в свои семьи, да и психологи говорят, что не все дети к этому готовы. За последние годы изменился состав детей в детских домах, большой процент составляют сиблинги. По закону, братьев и сестер нельзя разделять, но не каждая семья готова взять сразу троих или даже пятерых детей. Еще в детдомах много подростков – 14-17 лет, а также дети с заболеваниями и инвалидностью. Наставник важен для ребенка, остающегося жить в детском доме.

Детям, которые попадают в детский дом, не хватает очень многих знаний и умений для выхода в самостоятельную жизнь – от бытовых навыков до уверенности в собственных силах и мотивации жить самостоятельно. У них нет опыта выстраивания человеческих связей, а потом и семейных отношений. Обратиться за советом часто не к кому. Таким другом и советчиком может стать наставник.

Жертвы доброй феи

Помощь в освоении школьных предметов

Детдомовцы-подростки, с одной стороны, уже сложившиеся личности, а с другой – предельно инфантильны. «Когда спрашиваешь их: «Как ты думаешь, как ты будешь жить? Откуда брать деньги?», они могут ответить: «Фея мне поможет или государство». Это на полном серьезе, почему-то они верят в каких-то волшебников, хотя уже большие дети, — рассказывает Анастасия Сорокина, руководитель программ «Компас» и «Наставники» фонда «Арифметика добра». — У них нет привычки трудиться и отвечать за последствия своих действий. Они знают, что их оденут, покормят, напоят, за ними уберут. Даже если ребенок чего-то добился – ему скажут «молодец», и забудут. Потому что рядом стоит еще десяток таких же «молодцов» и всем надо что-то сказать. В итоге ценность достижения пропадает. «Все равно получу свою «тройку», окончу школу, как все. Никуда не денусь». Да еще есть пособие, потом будет стипендия — а навыка бороться нет.

При этом выпускники боятся внешнего мира: они знают, что детей из детских домов не любят, и заранее готовятся к неприятию. Выход за пределы детского дома для них окрашен тревожностью.

На практике у наставника — флориста

Еще больше трудностей у тех, кто воспитывается в коррекционных учреждениях. Порой внешне их особенности могут быть не заметны. Но при тесном общении выясняется, что подросток не знает цифр, не умеет считать деньги, может плохо писать, наивен во многих вопросах. Такие дети подвержены манипуляции, легко попадают в зависимость, могут стать жертвами мошенников.

Дети в детском доме виктимны – им важно к кому-то прислониться. Так они часто попадают в криминал. Вот почему нужен надежный наставник, прошедший отбор и специальную подготовку.

Взрослый друг – это круто

Как только у воспитанника детского дома появляется человек, готовый стать ему другом, взрослым советником, ребенок начинает меняться. По данным международных исследований, эмоциональное состояние ребенка, у которого есть наставник, улучшается в 84% случаев, в 79% случаев ребенок становится более уверенным в себе. 74% становятся общительнее, более 50% начинают активно проявлять инициативу.

Наличие «своего» взрослого поднимает статус ребенка. Благодаря этому, рассказывает Александра Телицына, руководитель наставнического проекта «Старшие Братья Старшие Сестры» дети даже начинают лучше учиться в школе, хотя наставник с ним и не занимается академической учебой: просто появляется уверенность в своих силах, подросток ощущает себя «крутым».

Проект «Старшие Братья Старшие Сестры» работает с детьми не только из детских домов, но и из приемных семей. В проекте уже приняло участие более 1500 детей, и сейчас здесь на сопровождении 250 действующих пар. Проект работает в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Туле, Свердловской области.

Кстати, это взаимный процесс – наставник много черпает из этой дружбы и для себя тоже.

Обучить учителя жизни

Анастасия Сорокина

Стать наставником может любой человек старше 25 лет, в этом возрасте люди уже, как правило, имеют образование и жизненный опыт. Но надо пройти обязательное обучение. «Мы рассказываем об особенностях детей, воспитывающихся в детских учреждениях, о том, как устанавливать границы в общении, как обезопасить себя и не навредить подростку, — говорит Анастасия Сорокина. — Как решать конфликты – ведь они будут в любом случае».

Разница в возрасте между подростком и наставником должна быть не менее 10 лет, чтобы общение было плодотворным и уважительным. Важны общие интересы, поэтому сильная разница в возрасте, когда это уже разные поколения, может помешать.

Кандидаты в наставники должны быть психически здоровыми и не иметь судимости.Наставник должен отдавать себе отчет, что предполагается регулярное общение с ребенком не менее года, а встречи не должны носить формальный характер. От взрослого нужно эмоциональное тепло.Наставник должен быть настроен позитивно и обладать большим внутренним ресурсом.

Наставник может помочь в подготовке к будущей профессии

Важно, чтобы наставник умел уважать личность подростка, проявлял к нему искренний интерес. Есть люди, которым лучше, скажем, быть волонтером, чем наставником – таких видно сразу. Но занятий на понимание себя очень много, и будущие наставники делают много открытий, проясняя свои собственные чувства и реакции.

«Говорят, например: я в ходе занятий понял, что при воспитании собственных детей делал некоторые вещи неправильно. Это возможность разобраться в себе, по-другому посмотреть на воспитание, на взаимоотношения в семье», — отмечает Анастасия Сорокина.

В программе «Старшие Братья Старшие Сестры» быть наставником непросто. Для волонтеров часто становится откровением, что надо ходить к ребенку не реже раз в неделю: потому что людям хочется помогать не всегда, а когда хочется. Наставник подписывает соглашение, что он общается с ребенком не реже раза в неделю и как минимум в течение года. Это героизм, на самом деле: представьте, что вы лишаете себя на год всех суббот. Разумеется, наставник может заболеть или уехать в командировку, но он не может просто «пропасть», не предупредив.

Анна Кочинева

Анна Кочинева, директор Фонда поддержки семьи и детей «Хранители детства»: «Самое главное, чтобы человек не пришел решать свои проблемы. Если у человека был травмирующий опыт, важно, чтобы человек прожил уже этот опыт и справился с ним. Бывает, что люди приходят, желая сотворить «быстрое чудо»: «Сейчас мы выучим иностранный язык, поступим в университет»… У таких наступает разочарование. Мы настраиваем наставников на то, что действовать надо осторожно. Кто-то уходит, поняв, что быстрого результата не будет. Но другие остаются».

Фонд «Хранители детства» с 2014 года использует наставнические программы международной организации Kidsave, работает с детскими домами Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода. За эти годы через программы наставничества прошло уже около 3700 детей, а в парах с наставниками работали 350 подростков.

Есть наставники, у которых уже сменилось 3-4 подопечных: один вырос, стал взрослым, появился следующий. Они выпускают их в жизнь и берут новых.

«У нас была одна сложная девочка, она убежала из детского дома и категорически не хотела общаться ни с одним из сотрудников. А с наставницей согласилась. Для самой женщины-наставника это был сложный опыт. Но она справилась. Сейчас эта наставница взяла новую девочку-подростка под свое крыло», — приводит пример Анна Кочинева.

Третья шестеренка — куратор

Александра Телицына

Наставнические программы сложные, не всем НКО стоит за это браться, подчеркивает Александра Телицына. Наставники действуют не сами по себе, им помогают кураторы-психологи.

«Если представить шестеренки, то их должно быть три – наставник, ребенок и куратор, иначе схема не работает. Дети с непростыми судьбами, часто глубоко травмированные, многие не сразу идут на контакт. Есть самые разные проблемы. Допустим, как себя вести, если ребенок соврал наставнику? Или – если наставник любит читать, а ребенок совсем не читает? Здесь нужен совет и поддержка куратора, — рассказывает Александра Телицына. — Или бывает, что наставник ходит каждую неделю, а ребенок на вид равнодушен и не радуется встречам. Если бы не было куратора, то наставник мог бы демотивироваться и уйти: мол, я не нужен, я ребенку не понравился…

Куратор объяснит, что на самом деле ребенок скорее всего рад, просто не готов сразу раскрыться, он в своей жизни пережил уже очень много предательства. «Дай время, он пока к тебе присматривается, боится потерять». Потом все обычно действительно происходит так, как и говорил психолог».

Наставник-приятель или наставник-бабушка?

Программа «Молодая мама»

В подборе наставника есть тонкости. «Мы подбираем наставника для ребенка, а не наоборот. Наши кураторы сначала знакомятся с детьми и их опекунами, — рассказывает Александра Телицына. — Ребенок заполняет анкету со своими пожеланиями к наставнику, и психологи понимают, какие потребности подростка может закрыть наставник.

К примеру, есть агрессивный мальчик. Воспитатели в детском доме говорят – не ищите ему наставника, он – очень злой. С ним никто не справится, пожалейте волонтера. Но ребенок просит, хочет присоединиться к программе. Тогда мы понимаем, что наставником такого ребенка может стать, например, спортивная активная девушка, которая вовлечет его в активный спорт, где он сможет выплеснуть свою агрессию безопасно для окружающих».

«Иногда мы слышим от взятого в семью подростка, что в приемной семье ему скучно, общения не хватает. Такое бывает, когда, скажем, ребенка в подростковом возрасте берет в семью одинокая женщина пенсионного или предпенсионного возраста.

Сначала ребенок рад заботе, они оба стараются друг другу понравиться, но потом конфетно-букетный период заканчивается, появляются требования, раздражение. Транслируемые немолодой приемной мамой ценности ребенок не воспринимает, — объясняет Александра Телицына. — А если наставник с рюкзачком, в кедах и на скейтборде приезжает, и транслирует те же ценности – из его рук подросток готов их брать, потому что у них схожие интересы, близкий возраст. Они смотрят одни и те же фильмы, у них общие шутки – они говорят на одном языке. А когда, к примеру, ребенок узнает, что этот человек упоенно работает, самореализуется и ликует от удач в своей профессии, он вдруг понимает, как можно интересно жить».

А вот фонд «Хранители детства» развивает наставничество в в помощи молодым мамам. Нередко юные воспитанницы детских домов рожают, будучи сами еще несовершеннолетними. «Особый подход к этим девушкам нашли взрослые женщины, которые уже вырастали своих детей, отчасти они выполняют роль бабушки, становясь близким человеком и для маленькой мамы, и для ее малыша, — поясняет Анна Кочинева.- Например, в Санкт-Петербурге есть молодая мама-сирота, которая родила ребенка в 16 лет. Наставник-бабушка продолжает помогать ей уже несколько лет и стала по-настоящему близким человеком для всей семьи. Девушка уже вышла замуж, родила второго ребенка, но «бабушка» продолжает их навещать.

Стать подмастерьем: чем хороши корпоративные наставники?

Освоение профессии будущим архитектором с помощью дизайнера из Икеи

Чаще всего наставниками детей в проекте фонда «Хранители детства» становятся сотрудники компаний-партнеров фонда («Мэри Кей», «Нестле Россия», «Ситибанк», магазин «ИКЕЯ Теплый стан» и другие) — корпоративное волонтерство в детских домах перешло в индивидуальную работу.

«Это взаимовыгодно. Компания реализует долгосрочный проект в рамках КСО, а у нас есть постоянные участники проекта. Важно, что это уже состоявшиеся люди, успешные в своей карьере, к тому же прошедшие некий фильтр безопасности. Если что — с помощью HR можно поднять личное дело, посмотреть, что за человек, — рассказывает Анна Кочинева. — А кого-то приводят уже действующие наставники — работает сарафанное радио».

Корпоративное наставничество удобно еще и в смысле профориентации.

У детдомовцев ведь нет понимания, что нужно работать. Им кажется, что работа это каторга, этого нужно избегать, можно же просто сдать квартиру, в конце концов. Наставники помогают им понять, как этот мир устроен.

Например, компания «Бургер Кинг» дала подросткам из детских домов, которые хотят стать поварами, оплачиваемую работу летом. Ребенок, который учится в архитектурном колледже, проходил практику у помощника дизайнера в ИКЕЕ. Другой подросток прошел практику помощником звукорежиссера на ВГТРК. В салоне цветов «Это еще цветочки» прошла стажировку девочка, которая учится на флориста.

Наставничество работает.

Как помочь ребенку из детского дома встроиться в общество

Тема социальной адаптации выпускников детских домов стара как мир. Специалисты, работающие в этой сфере, знают, как мало выпускников детских домов выживают. Почему это происходит? Попробуем разобраться.

Тема социальной адаптации выпускников детских домов стара как мир. Специалисты, работающие в этой сфере, знают, как мало выпускников детских домов выживают. Почему это происходит? Попробуем разобраться.

Воспитанник детского дома живет в такой системе, где он сам себе не принадлежит. Ребенку говорят: «Сегодня едем на концерт», и он едет, не важно, хочет или нет. В выходной день любой школьник надеется выспаться, отдохнуть, набраться сил перед новой учебной неделей. Но не тут-то было. В 8 утра объявляют подъем, так как сегодня в детском доме «День аиста». И воспитанник обязан встать, одеться, умыться и с улыбкой принимать гостей: потенциальных приемных родителей, чиновников, журналистов. Я несколько раз была на этом мероприятии, приходила пообщаться с девчонками, у которых проводила программу по адаптации. При мне пришла делегация из кандидатов в приемные родители к старшим девочкам (15-18 лет). Директор что-то воодушевленно рассказывала, гости смотрели на них, девочки жались ко мне, пытаясь спрятаться. Когда все ушли, одна из них сказала: «Как в зоопарке».

Почему такое отношение, ведь это шанс попасть в семью? Но, как показывает практика, не всегда это становится реальным, а встречи приносят все больше разочарования и раздражения.

Также в выходные и в будние дни могут проходить другие мероприятия, где все обязаны присутствовать: праздники, концерты, приезд чиновников, игры, устраиваемые волонтерами и благотворительными фондами.

Другой момент жизни в детском доме: невозможность нормального процесса воспитания. В семье, если ребенок наказан, то он это наказание должен понести. Например, день без телевизора или без компьютера, запрет на прогулки с друзьями или что-то еще. В детском доме, независимо от того, провинился воспитанник или нет, если все едут в цирк, он тоже едет.

Ребенок, живущий в семье, эмоционально привязан к своим родителям, и благодаря этому он слушается. Доверяет взрослым, понимает, что они надежные, более опытные и зрелые, прислушивается к ним. Если родители не отпускают ребенка куда-то, чаще всего он подчиняется. В детском доме большинство детей не верят взрослым, их жизненный опыт показал, что те могут быть ненадежными. Их родители были слабыми, зависимыми от алкоголя или наркотиков, не смогли отказаться от пагубной привычки, чтобы сохранить себя, свою семью, своего ребенка. После этого сложно верить взрослым, особенно, если они показывают свою слабость, а ребенок, живущий в детском доме, как сканер считывает слабость людей. И тогда пощады не жди.

Особенно сложно детям, от которых сразу после рождения отказались родители. Там в картине мира взрослого вообще нет. И не трудно догадаться, что в школе с этими детьми сложнее всего.

Важно и то, что ребенок в детском доме почти ничего не делает сам: не стирает, не готовит, не моет полы, не выполняет поручения, которые, для детей, живущих в семье, являются нормой: сходить в магазин, вынести мусор, развесить белье и т.д. Не знает цену деньгам. Если у ребенка порвалась куртка, ему дадут другую. Благотворительные фонды собирают вещи, привозят, и так у детей появляется что-то новое. Если детдомовскому ребенку дарят дорогой подарок, например, айфон, он может пойти и продать его за копейки, не зная цены этой вещи. Она легко пришла к нему, легко и за бесценок ушла. Ему не надо было выпрашивать ее у родителей, учиться на одни пятерки, и ждать с трепетом в сердце, когда же эта долгожданная вещь будет ему подарена. Отсюда и нет желания бережно к ней относиться.

Также нет опыта разумной траты денег. Хотя в некоторых детских домах ребятам выдают по 300 рублей в месяц, и они могут этими деньгами как-то распорядиться. Некоторые копят и покупают себе одежду, другие предпочитают вкусно поесть. Но это скорее редкость, чаще ребята не имеют доступ к деньгам, и соответственно, не умеют ими распоряжаться.

И вот воспитанники детских домов, с покалеченными судьбами и истерзанными душами выходят за стены этого заведения. Обозленные, агрессивные, привыкшие, что все им должны, так как они сироты, государственные дети. Не наученные элементарным вещам, не умеющие заботиться о себе, научившиеся считывать людей, лучше профессиональных психологов. Выходят они на улицу со своей котомочкой и куда? А некуда. Более менее стабильная ситуация в Москве, здесь выпускник чаще всего переезжает сразу в свою квартиру. Получает пособие, кто-то продолжает учиться в колледже, реже в институте (есть у меня такой пример), подрабатывать курьером или в сфере быстрого питания. Вроде бы ничего особенного, не такая уж прекрасная жизнь, для 18-летнего человека достаточно сложная, но это самая благополучная ситуация. Многие же из выпускников пьют, принимают наркотики, не работают и не учатся. Попадают в сомнительные компании, часто криминальные; не наученные трудиться, они хотят легких денег, и находят пути реализации этого, впоследствии попадая в тюрьму или погибая.

Некоторые не выдерживают, заканчивают жизнь самоубийством. Они не справляются с этой жизнью, их не научили жить в нашем обществе, находить общий язык с людьми, встраиваться, мечтать, ставить перед собой цели и идти к ним. Зарабатывать деньги, учиться, развиваться – нет внутренней мотивации, нет включенности, они как были «замороженные» в системе детского дома, таковыми и остались. Будучи уверенными, что за них все сделают, они продолжают быть в этом уверены и после выпуска. Но тут они сталкиваются с другой ситуацией, когда никому не нужны. Если сам не сделаешь, то никто не сделает. Вот тут бы включиться. Но нет! Тут же появляются добровольцы, которые становятся «костылем» для ребенка, ходят и делают все за него. Если, конечно, появляются. Если нет, то либо выпускник включается и начинает за свою жизнь бороться, стараться выжить, либо нет. Вот тут бы очень помог человек или семья, которые смогут направить, подсказать, поговорить, кому можно излить душу, да просто знать, что есть кто-то, кому ты небезразличен. Ни в коем случае не ходить за выпускника, ничего за него не делать! Можно помочь советом, консультацией юриста, подключить свои связи, но он должен сам идти к чиновникам, в поликлинику, написать резюме, отправить и т.д. Главное, чтобы появилась мотивация. Иначе не выжить.

И это я рассказала о воспитанниках и выпускниках детских-домов, учреждений, в которых ребята учатся в общеобразовательной школе. Они каждый день выходят за стены этого учреждения, общаются с одноклассниками из семей, могут сходить в магазин, и, не смотря на это, им сложно адаптироваться к жизни после детского дома.

Что же тогда говорить об интернатах, где дети живут и учатся в одном месте, они лишены общения с другими людьми, кроме сотрудников и воспитанников этого учреждения. Интернат обычно хорошо охраняется. К чему их готовит эта система? Где еще так живут? Может быть в тюрьме, куда они нередко попадают?

И тут рождается вопрос, можно ли что-то сделать?

Я сейчас не буду говорить о том, что можно сделать на уровне государства. Про разукрупнение детских домов, развитие института профессиональных семей, всего того, что сейчас стараются сделать и государство, и общественные деятели, и некоммерческие организации. Расскажу, что может сделать каждый из нас. Можно взять под свою опеку хотя бы одного ребенка. Форм помощи много: наставничество, гостевая семья, опека или приемная семья, усыновление. В семье ребенок адаптируется и социализируется лучше и быстрее, и душевные раны немного заживут, в тепле, уюте и любви. Но если у вас нет такой возможности, вы можете просто навещать ребенка в детском доме, помогать делать уроки, общаться, чтобы он знал, что есть человек, которому можно позвонить, которому не все равно. Можно брать ребенка в гости на выходные, праздники и на каникулы. Для него это очень большой опыт, возможность увидеть другую жизнь, включиться, начать ставить перед собой цели. Стремиться к чему-то другому, о чем он раньше не знал. Увидеть, что такое семья, как хорошо и приятно быть просто ребенком. А там кто знает, может быть, со временем вы найдете в себе желание и ресурсы заботиться об этом запутавшемся человеке с такой непростой судьбой.